Архив новости отрасли

04 ноября, 2014
150

На производство 1000 долларов ВВП в Казахстане расходуется в два раза больше энергии

Казахстан входит в число так называемых энергетических держав (http://fin.zakon.kz).

Мы добываем огромное количество энергоносителей – нефти, газа, урана. Между тем сами к этому богатству зачастую относимся, мягко говоря, небрежно, что существенно снижает конкурентоспособность страны. О том, как важно научиться экономить, зачем нефтяной стране атомная и «зелёная» энергетика, и многом другом читайте в интервью «Литеру» министра энергетики РК Владимира Школьника. 

– Владимир Сергеевич, начнем с того, как смотрится энергетический потенциал Казахстана на мировой авансцене. Вопрос далеко не праздный – от этого зависит будущее государства в обозримой и отдаленной перспективе.

– Казахстан – мировая энергетическая держава. Он находится на 18-м месте в мире по производству первичных энергоресурсов, на 12-м – по запасам нефти и газа на 2-м – по запасам урана. Если рассматривать потенциал страны по видам топлива, то урана мы производим в год 255 миллионов тонн в нефтяном эквиваленте, угля – 52 миллиона тонн, природного газа – 27 миллионов тонн и нефти – 79 миллионов тонн. Это наше производство, и на мировом уровне Казахстан в числе лидеров.

К слову сказать, по данным за 2013 год, весь мир потребляет ежегодно 12-13 миллиардов тонн первичной энергии в нефтяном эквиваленте. Она используется на нужды промышленности, транспорта, освещения, отопления, коммунально-бытовых услуг, на производство той же энергии.

По одним прогнозам, к 2030 году эта цифра может достичь 18 миллиардов, по другим – 14-15 миллиардов в год. По потреблению первичных энергоресурсов Казахстан находится на 34-м месте.

– Будьте добры, поясните.

– К примеру, энергоемкость 1000 долларов ВВП Казахстана в два с половиной раза больше, чем, к примеру, США. Энергосбережение – это ресурс повышения конкурентоспособности Казахстана, стратегическая задача, поставленная нашим Президентом.

– А как с этим в развитых странах?

– В Германии энергоемкость на 1000 долларов ВВП – 0,12 нефтяного эквивалента; Японии – 0,13; Норвегии – 0,14; CША – 0,17; Китае – 0,26; России – 0,35; Казахстане – 0,42. Поэтому Глава государства говорит о том, что энергоемкость валового национального продукта, ВВП надо уменьшать. Или другой пример. На обогрев зданий и помещений в Швеции на один квадратный метр расходуется 82 кВт.час, Германии – 120, Англии – 130, России – 210 и Казахстане – 270. Вы просто сравните эти цифры, насколько неэффективно мы распоряжаемся энергией.

– Владимир Сергеевич, как известно, в преддверии специализированной международной выставки «ЭКСПО-2017» Казахстан сделал резкий крен в сторону «зелёной энергетики». Все вроде логично – это повышает имидж государства на мировой арене. А насколько это выгодно нашей республике с ее богатыми запасами углеводородов?

– Казахстан богат не только запасами природных ископаемых, но и располагает огромным потенциалом для развития энергетики с использованием ветра, солнца, воды. К 2030 году уровень использования этих ресурсов в общем энергобалансе страны достигнет 10 процентов. Это соответствует современным мировым тенденциям.

Здесь есть свои плюсы и минусы. В Казахстане, повторюсь, энергии с избытком. Конечно, можно платить больше за использование альтернативной энергетики, но это неминуемо отразится на конкурентоспособности отечественных товаров и жизни людей. Нами выбран оптимальный с экономической точки зрения путь диверсификации энергопроизводства.

– В чем его суть?

– Как вы знаете, у нашей страны очень большая территория. Одна только Карагандинская область всего на 10 процентов меньше Франции по площади. Причем жители глубинки имеют полное право пользоваться всеми благами цивилизации, которые доступны населению в крупных городах.

Если люди живут в 20 километрах от линии электропередачи, есть резон поставить там солнечную батарею плюс ветрогенератор, поскольку солнце или ветер есть всегда. И обеспечить население энергией. Причем даже при достаточно высокой себестоимости отечественных солнечных и ветряных установок (у нас уже налажено массовое производство солнечных панелей, но заказов пока мало), это более выгодно, чем протягивать линию электропередачи, строить понижающий трансформатор и так далее.

Кроме того, государство на 50 процентов софинансирует такие проекты, в связи с чем экономические выгоды от обеспечения удаленных хозяйств и населенных пунктов альтернативными источниками энергии налицо.

И поэтому на первом этапе, как поручил Глава государства, за счет альтернативных источников энергии мы могли бы обеспечить энергией отдаленные районы страны.

– Теперь о строительстве атомных станций в Казахстане. Стоит ли людям бояться АЭС? И каковы перспективы развития атомной энергетики в стране?

– Бояться атомных станций не надо. Как пример – успешная работа атомного реактора четвертого поколения БН-350 на быстрых нейтронах в Актау, который был запущен еще в 1972 году. Он работал без аварий, причем его высокие экономические показатели, а также коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) были одними из лучших в мире.

Сегодня в стране продолжают успешно работать 4 ядерные исследовательские установки (одна близ Алматы и три экспериментальные ядерные установки на Семипалатинском ядерном полигоне).

Другой вопрос в том, может ли Казахстан обойтись без строительства атомных станций. Энергетика должна быть диверсифицирована, экономически целесообразна.

Почему в Саудовской Аравии, где нет проблем с энергоресурсами, собираются строить 20 атомных блоков? Арабские Эмираты строят 4 атомных энергоблока мощностью 1400 мегаватт каждый. Выгодно ли это?

Возьмем ту же Англию, где тоже есть уголь, нефть и газ, там тоже разворачивается строительство АЭС.

– А чем не подошел Актау для строительства атомной станции? Вопрос этот обсуждался довольно долго. Почему передумали?

– Была создана государственная комиссия с участием руководителей регионов, которая большинством голосов рекомендовала строить АЭС в районе бывшего Семипалатинского полигона. Там, где был военный атом, должен работать и мирный атом. На этом настаивало и руководство Восточно-Казахстанской области. Было большое количество писем и обращений. И комиссия определила очередность мест.

Современная атомная станция строится 10 лет. И это экономически выгодно. Судите сами: себестоимость добычи нефти постоянно растет, да и запасы ее не вечны. И не использовать атомный потенциал просто неразумно.

Другое дело, и здесь люди абсолютно правы, что все должно быть безопасно. На самом деле энергетический баланс должен быть максимально диверсифицирован. Мы должны сбалансировать энергетику и уметь производить энергию безопасно, используя наши ресурсы.

У нас в стране очень жесткое законодательство по безопасности атомных станций, которое будет усилено новым законом. Кроме того, наши законы гармонизированы с международным законодательством, обновленным с учетом опыта аварии на Фукусиме.

– Какие еще гарантии?

– Чтобы не допустить каких-либо злоупотреблений при строительстве в нашей стране атомных станций, процесс закупки и контроля качества должен быть максимально прозрачен. А общественным организациям необходимо предоставить доступ, чтобы они могли сами во всем убедиться, проверить и перепроверить.

– Сегодня один из самых актуальных и, скажем прямо, болезненных вопросов – добыча углеводородов из морских недр. Как известно, ни одной стране в мире при эксплуатации морских нефтяных скважин не удавалось избежать аварий. На ваш взгляд, есть ли у этого уникального водоема шанс выжить?

– Руководство пяти прикаспийских государств с полным и глубоким пониманием ответственности за судьбу Каспийского моря предпринимает все возможные меры по обеспечению безопасности и сохранности этого уникального водоема.

Что касается казахстанской части шельфа, где ведутся разработки, институционально принят принцип нулевого выброса.

– Интересно ваше мнение по поводу сланцевого газа. В США последнее время интенсивно развивается разработка месторождений сланцевого газа. Что скажете? Казахстану интересно это?

– До настоящего времени целенаправленная оценка и поиск этих ресурсов не производились. Отчасти потому, что у нас достаточные запасы ресурсов природного газа. Сегодня, насколько нам известно, комитетом геологии Министерства по инвестициям и развитию намечаются работы по исследованиям в этом направлении.

– В своем новом качестве вы курируете также и актуальнейшие на сегодня вопросы экологии, где проблем масса. А что для себя наметили сделать в первую очередь для ослабления непомерного прессинга на окружающую среду?

– Прежде всего надо гармонизировать законодательство с лучшим в мировой практике, чтобы в стране были сильные законы, которые невыгодно было бы нарушать. Промышленность в долговременном плане может быть более конкурентоспособной, если она максимально экологична и работает, стремясь к соблюдению принципа «нулевого выброса». Экологичное производство выгодно самому владельцу бизнеса в первую очередь. Это и отсутствие загрязнений окружающей среды, и, как следствие, работа без штрафов. Это и полная переработка, и зарабатывание на всех продуктах производства, включая отходы.

Мы хотим быть лидерами, входить в 30 сильнейших государств мира, у нас еще большие амбиции, и мы этого добьемся. У нашей страны огромный потенциал и очень много талантливых людей.

Татьяна КАЗАНЦЕВА

http://fin.zakon.kz/4663745-na-proizvodstvo-1000-dollarov-vvp-v.html